Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

— Убьет он тебя, — сказала Маруся, нервно смеясь.

Когда-то сам Дмитрий Львович придумал формат рецензии, которую открывает первая фраза книги и закрывает последняя. Это не случайность — для романов самого Быкова нет ничего важнее этих сильных позиций, в которых кроется, можно сказать, половина сюжета.

«Истребитель» — последний роман так называемой И-трилогии. Первым был вышедший в 2012 году «Икс» о судьбе Шолохова, вторым — «Июнь», роман о предощущении войны и ошибках интеллигенции, за которые расплачивается простой народ. Нынешний текст — об освоении воздуха, о парашютистах, летчиках, механиках и испытателях. Весь советский проект здесь должен предстать как один большой самолет, который конструируют тысячи рук. На «Истребителе» Дмитрий Быков обещает с советской темой закончить.

В 1969 году Сэмюел Дилэни, автор фантастических романов, удостоенных серьезных жанровых литературных премий (Хьюго, Небьюла), берется за новый большой проект. Спустя пять лет появляется «Дальгрен» — произведение, не умещающееся ни в какие жанровые рамки. Одни критики (и среди них Умберто Эко) воспевали роман, сравнивая его с «Улиссом» Джеймса Джойса. Другие — например, фантасты Филип К. Дик и Харлан Эллисон — его возненавидели. Уильям Гибсон в предисловии к переизданию 1995 года признался, что никогда не понимал эту книгу. Но странность не помешала «Дальгрену» стать бестселлером в Америке и завоевать сердца читателей наряду с такими сложными книгами, как «Радуга тяготения» Томаса Пинчона, «Бесконечная шутка» Дэвида Фостера Уоллеса и «Иерусалим» Алана Мура. Спустя пятьдесят лет после появления в печати «Дальгрен» наконец-то добрался до России в блистательном переводе Анастасии Грызуновой.

Когда у автора всего три книги, трудно удержаться от сравнения их между собой. Третий, новый роман Гузель Яхиной близок по накалу страстей к дебютному — «Зулейха открывает глаза», а обращением автора к теме детства в юной советской стране — скорее, ко второму — «Дети мои». Но, несмотря на сходство описываемых эпох, единую авторскую интонацию и даже наличие кочующего из романа в роман вооруженного пистолетом главного героя, читателя книги «Эшелон на Самарканд» ждут новый виток переживаний, новое путешествие во времени и пространстве, «новая история» — как говорит начальник этого эшелона Деев. Новая — потому что роман хоть и основан на известных событиях двадцатых годов прошлого столетия — все-таки соткан из вымышленных ситуаций. Но основа — исторические факты, документы, подлинные свидетельства голода и беспризорничества — поддерживают вымысел, как шпалы, служащие для устойчивости рельс. И возникает новая, художественная реальность, в которую очень легко поверить. Герои, жившие сто лет назад, задают вопрос, который волнует и современного человека: какова должна быть любовь? Деятельна? Слепа? Терпелива? Беспощадна? 

«Моя тёмная Ванесса» – это и высказывание на тему насилия, и что-то вроде терапевтического аутофикшена, помогающего справиться с травмой, и драма про стокгольмский синдром. Книгу даже можно было бы назвать романом взросления, да вот только главная героиня, Ванесса, кажется, так и не повзрослела. Она навечно застряла в своих пятнадцати – в том времени, когда училась в дорогой частной школе и влюбилась в учителя много старше себя.

Швейцария: не только шоколад, банки и часы, но ещё и детектив. Франкоговорящий писатель, живущий в самой стабильной стране мира, Жоэль Диккер – единственный в своём роде представитель этого бренда. И кстати, у него есть собственная шоколадная фабрика. В чём уникальность его книг и особенно последней, «Загадки номера 622»?