Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

Шоссе 95 на севере Швеции называют в народе «Серебряная дорога», потому что по обозначенному маршруту раньше перевозили драгоценный металл из рудников, — оно тянется от норвежской границы и упирается в город Шеллефтео. В этом поселении в 1954 году родился Стиг Ларссон, чья трилогия «Миллениум» стала международным бестселлером и внесла солидный вклад в популяризацию скандинавского нуара. Здесь же, спустя двадцать девять лет, появилась на свет Стина Джексон, сочинившая психологический триллер в местном антураже. Ее дебютная работа сделана по иной рецептуре, чем остросоциальная ларссоновская проза, перегруженная насилием. В первую очередь, это уход от ярких типажей в пользу обычных, совершенно неприметных людей и — что самое важное — тихий саспенс, всячески избегающий вычурных и кровавых шок-сцен.

Переложение мифа — прием не из самых оригинальных, чем-то похожим занимался, например, Гомер, и в этом же нашла свое литературное предназначение Мадлен Миллер. Исследовательские и творческие интересы писательницы совпадают: она не только работает преподавателем латыни и древнегреческого, но и два своих романа — десятилетний труд «Песнь Ахилла» (2011) и «Цирцея» (2018) — посвящает античности.

Даниэль Рондо — французский посол и писатель — в 2017 году получил престижную Большую премию Французской академии за актуальный роман «Механика хаоса». События в нем развиваются во Франции, Эфиопии, Сомали, Ираке, Ливии, Турции, Алжире, Египте и на Мальте, где пересекаются пути ученого, двойного агента, главаря террористической организации, сомалийской беженки, французской журналистки, ливийского революционера и многих других.

Произведения последних лет у Ксении Букши отличались непостоянством формы, в которой слова сопротивлялись линейности и не желали укладываться в единообразный ряд. В «Заводе „Свобода“» людская речь, лишенная привычной диалоговой разметки, сливалась в шумном потоке. Романный текст «Рамки» периодически оборачивался пьесой, а в «Открывается внутрь» прозаическую цельность подрывал верлибр. На «Чурове и Чурбанове» это структурное прозотрясение вдруг остановилось — подозрительная тишь да гладь, никаких экспериментальных выкрутасов.

Новый роман Булата Ханова во многом вторит его дебютной книге «Гнев»: писатель продолжает работать с темой преподавания и ученичества, наделяет героя филологическим бэкграундом и обращается к тому же самому пространству – действие разворачивается в Казани. Правда, на сей раз древний город с самобытной топографией предстает доселе невиданным, неисхоженным: так, «хороший мальчик с филфака», 22-летний Роман Тихонов покидает столицу ради обыкновенной казанской школы, в которую он устроился учителем русского языка и литературы. Затеянный эксперимент – следствие мучительного кризиса, который Роман пытается пережить. 

Комедия, трагедия, остросоциальный роман, семейная сага – все эти жанры собрались в одном небольшом романе «Альтруисты» Эндрю Ридкера.

Выбор редакции The New York Times. Книга месяца по версии изданий People, The Times, Vanity Fair, Amazon, InStyle, Real Simple, The Oregonian и The New York Post. «Вероятно, самый яркий американский дебютный роман 2019 года» – фраза, которая чаще всего повторяется в рецензиях. Книга переведена более чем на 18 языков. Впечатляет, да?

Слава бежит впереди паровоза по имени Стивен Чбоски: его книга «Хорошо быть тихоней» несколько лет подряд оставалась в списке бестселлеров. А снятая автором экранизация романа про забитого подростка запомнится нам как фильм, после которого Эмма Уотсон навсегда сняла одежды Гермионы и пополнила собой ряды высшего голливудского эшелона.

 

При этом если в России мы прочли «Тихоню» в 2013-м, то в США книга вышла в далёком 1999 году, и с тех пор ни одного романа Чбоски не написал. Разумеется, его новинку ждали так, как пятилетки ждут новогоднего утра.

Чем меньше событий в истории, тем больше смысла в каждой детали. Внутри большого черного куба может располагаться многоэтажная модель мира, а процесс изготовления примитивной куклы всегда напоминает сотворение человека. Четыре главных героя, собака и раскаленная печь — этого достаточно, чтобы в полной мере раскрыть темы тщеты и пользы жизни, реальности и иллюзий, любви и смерти.

В начале XIX века существовал такой известный аттракцион: любой желающий мог сыграть в шахматы с «автоматоном» — машиной, которой придали облик арабского путешественника и мудреца (чалма, халат, густая борода). С «техновизирем» в свое время якобы сыграл даже сам Бонапарт — и с треском проиграл, ведь машина легко предугадывала ходы соперника и пресекала попытки оспорить свою власть над шахматным полем. Однако во время очередного турне по Германии выяснилось: внутри машины все это время находился отсек, который занимал профессиональный шахматист, и с помощью хитроумной системы зеркал и рычагов он мог следить за партией и делать ходы.

В недавнем сборнике Ирины Котовой «Анатомический театр» есть стихотворение о врачах, отказывающихся замечать следы домашнего насилия. Заканчивается текст неутешительно: «индейцы не видели подошедшие корабли / потому что в их сознании кораблей не существовало». И эти строки как нельзя лучше подошли бы в качестве эпиграфа к роману Анны Бернс — о последствиях жизни в токсичном обществе, где не сформированы понятия об абьюзе и других посягательствах на человека.

Новая книга Элизабет Гилберт – о человеческом праве на счастье. И о Нью-Йорке сороковых!

Историю под названием «Город женщин» нам рассказывает пожилая роскошная нью-йоркская дама, уверенная в себе гедонистка с потрясающим жизненным опытом длиной более чем в 90 лет. Она пишет письмо другой женщине, в котором рассказывает о своей жизни, и это долгий, обстоятельный, местами весёлый, а местами невыносимо пронзительный рассказ.

Писательница и сценаристка Евгения Некрасова продолжает работать с тоскливой, вымученной реальностью, высвечивая в своих текстах сказочное и неявное. Так, проблематика ее прошлогоднего романа «Калечина-Малечина», в котором кухонная Кикимора содействует беспомощной Кате, перекликается с новым сборником рассказов «Сестромам. О тех, кто будет маяться»: сквозь слоистый, потрепанный быт вновь проступают страшные, неотвратимые чудеса, а застарелые травмы достигают физического воплощения.

Роман рассказывает о семи сестрах Деплеси, каждая из которых получила имена в честь звезд в созвездии Плеяд. Плеяды – в древнегреческой мифологии – это семь нимф: Алкиона, Келено, Майя, Меропа, Астеропа, Тайгета и Электра. По легенде плеяды были спутницами Артемиды, но их стал преследовать охотник Орион. В итоге Зевс превратил плеяд и Ориона в созвездия недалеко друг от друга, чтобы он всегда пытался догнать девушек, но никогда не мог этого сделать.

В первой книге серии Майя и ее сестры собираются вместе в доме своего детства «Атлантида» – замке, расположенном на уютном берегу Женевского озера. Им сказали, что их любимый отец, который удочерил их всех в младенчестве, умер. Каждой дается подсказка о ее истинном происхождении. Именно эта подсказка приводит Майю в полуразрушенный особняк в Рио-де-Жанейро. Оказавшись там, она и начинает собирать кусочки своей истории.

Каждый раз, когда выходит новый роман Несбё, ждешь одного – не получится ли текст хуже предыдущего. Когда же у прекрасного норвежца закончатся идеи и силы, в какой момент он устанет любить «обаятельного паршивца» Харри Холе и убьет его на одной из страниц? Пока автор предпочитает убивать других, важных и дорогих нашему сердцу персонажей. Нужно сказать, что «Нож» во всей своей темной эпичности смогут лучше оценить преданные фанаты Холе, которые читали хотя бы несколько последних книг, привязались к героям и не очень хотят их терять. Но Несбё точно не станет никого жалеть: ни персонажей, ни читателей.