Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Советуем почитать

Шоссе 95 на севере Швеции называют в народе «Серебряная дорога», потому что по обозначенному маршруту раньше перевозили драгоценный металл из рудников, — оно тянется от норвежской границы и упирается в город Шеллефтео. В этом поселении в 1954 году родился Стиг Ларссон, чья трилогия «Миллениум» стала международным бестселлером и внесла солидный вклад в популяризацию скандинавского нуара. Здесь же, спустя двадцать девять лет, появилась на свет Стина Джексон, сочинившая психологический триллер в местном антураже. Ее дебютная работа сделана по иной рецептуре, чем остросоциальная ларссоновская проза, перегруженная насилием. В первую очередь, это уход от ярких типажей в пользу обычных, совершенно неприметных людей и — что самое важное — тихий саспенс, всячески избегающий вычурных и кровавых шок-сцен.

Переложение мифа — прием не из самых оригинальных, чем-то похожим занимался, например, Гомер, и в этом же нашла свое литературное предназначение Мадлен Миллер. Исследовательские и творческие интересы писательницы совпадают: она не только работает преподавателем латыни и древнегреческого, но и два своих романа — десятилетний труд «Песнь Ахилла» (2011) и «Цирцея» (2018) — посвящает античности.

Даниэль Рондо — французский посол и писатель — в 2017 году получил престижную Большую премию Французской академии за актуальный роман «Механика хаоса». События в нем развиваются во Франции, Эфиопии, Сомали, Ираке, Ливии, Турции, Алжире, Египте и на Мальте, где пересекаются пути ученого, двойного агента, главаря террористической организации, сомалийской беженки, французской журналистки, ливийского революционера и многих других.

Произведения последних лет у Ксении Букши отличались непостоянством формы, в которой слова сопротивлялись линейности и не желали укладываться в единообразный ряд. В «Заводе „Свобода“» людская речь, лишенная привычной диалоговой разметки, сливалась в шумном потоке. Романный текст «Рамки» периодически оборачивался пьесой, а в «Открывается внутрь» прозаическую цельность подрывал верлибр. На «Чурове и Чурбанове» это структурное прозотрясение вдруг остановилось — подозрительная тишь да гладь, никаких экспериментальных выкрутасов.

Новый роман Булата Ханова во многом вторит его дебютной книге «Гнев»: писатель продолжает работать с темой преподавания и ученичества, наделяет героя филологическим бэкграундом и обращается к тому же самому пространству – действие разворачивается в Казани. Правда, на сей раз древний город с самобытной топографией предстает доселе невиданным, неисхоженным: так, «хороший мальчик с филфака», 22-летний Роман Тихонов покидает столицу ради обыкновенной казанской школы, в которую он устроился учителем русского языка и литературы. Затеянный эксперимент – следствие мучительного кризиса, который Роман пытается пережить.