Кто он-лайн

Сейчас 455 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 535 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

 Эта книга привлекает к себе внимание сразу. Яркостью обложки, большим форматом. Интригующим, записанным неровным детским почерком,  названием.   Но более всего – необычным сочетанием ярких насыщенных цветов. Откуда берется эта чудная палитра  – вот, пожалуй, самый частый вопрос, который задают художнику, проиллюстрировавшему книгу  – молодому фламандцу Антону ван Хертбрюггену. Его фантазийные, немного утопические ландшафты, выписанные широкими смелыми мазками, демонстрируют все оттенки темно-бирюзового и рыжевато-коричневого. Может, благодаря этой необычной цветовой гамме незамысловатые весенние пейзажи наполняются таинственной глубиной, словно возвращают читателя в его детские сны. Впрочем, как раз там, в детских полузабытых воспоминаниях художник черпает свое вдохновение. Воспоминания, ночные прогулки на велосипеде по окраинам родного Антверпена, фантасмагорическая музыка создают ту самую ностальгическую атмосферу из детства, оптимистического кануна теплого лета, необходимую ему для создания своих странных и космических миров.

Антону ван Хертбрюгенну было 23 года, когда он начал работу над своей первой книгой. Вышло это, как водится, совершенно случайным образом. Эдвард ван де Фендел, популярный голландский писатель и переводчик, попал на выставку работ студентов Школы искусств Святого Луки и был совершенно поражен рисунками Антона. Уже через несколько дней автор, художник и издатель обсуждали детали будущей книги. Работа над иллюстрациями заняла еще два года. «Сам пейзаж и общий стиль художественного повествования полностью был придуман Антоном, – рассказывает де Фендел, –  И мне очень нравилось то, что он придумывал. Он был очень вдохновлен своим сказочным проявляющимся пространством, и я никак не влиял на его творческий процесс. Одна из немногих вещей, которую мы с ним обсудили – это то, каким образом можно было бы изобразить невидимую собаку Нино».

Нарисовать воображаемого ребенком персонажа, вписать его в общий стиль иллюстраций, придать ему дополнительную смысловую нагрузку – задача для художника непростая, но увлекательная. Несуществующая собачка Нино, умеющая делать необыкновенные вещи, недоступные обычной собаке – носиться по веткам за белкой, нырять на глубину озера и, самое удивительное, – не бояться бабушку, – изображена Антоном мастерски. Ее полупрозрачный контур обнаружить не так просто, он теряется в ярких сполохах рисунка;  вымышленная природа собаки наглядна и очевидна. И вместе с тем, ее динамичные позы полны жизни и движения, и в графическом контексте повествования она кажется гораздо реальнее других присутствующих персонажей – мамы и бабушки Нино, чьи лица скрыты, а силуэты недвижимы. Именно их полуотвернувшиеся фигуры представляются эфемерными и призрачными. Единственный взрослый в вымышленном мире мальчика,  в чье существование несложно поверить – это его папа. Всклокоченный, в красочном вихре разлетающихся фламинго, с растрепанным портфелем он занимает один из центральных разворотов книги. Но как раз этот яркий и живой образ – очередной плод воображения Нино, чье общение с отцом происходит, преимущественно, по телефону.

Что в этой истории реально, что вымышлено, кто из героев воображаемый, а кто существует в действительности – не вполне очевидно;  художник, кажется, намеренно играет с читателем и немного его запутывает. В конечном итоге, все это не так важно. Ведь однажды у Нино появляется настоящая собака. Которая не умеет делать всех этих необыкновенных вещей, не прыгает в глубину трансформировавшегося из ковра озера, не скачет за белками по разлапистым елкам, и даже в папах она толком не разбирается – ведь она с ними никогда не встречалась.

Трогательную и нежную историю, где вымышленное перемешано с настоящим, а истинная дружба и привязанность не имеют четких контуров и законченных образов, художник расширил и дополнил, раскрасил в меланхоличные блюзовые тона, добавил глубины и загадки – и книга получилась необыкновенная. Это быстро заметили и оценили. Спустя несколько месяцев после публикации в Бельгии она была удостоена престижной фламандской премии  «De Boekenpauw», затем, практически сразу, голландской «Gouden Palet»; французское издание получило Prix Sorcières – ежегодную литературную премию, среди лауреатов которой были Ребекка Дотремер, Роберто Инноченти и Питер Сис, а в Америке нью-йоркское общество иллюстраторов наградило книгу серебряной медалью The Original Art.  Этот список заслуженных призов не перестает пополняться –  всего несколько дней назад немецкое издание стало лауреатом юбилейной, шестидесятой премии детской литературы Deutscher Jugendliteraturpreis. «Это безумие!» – написал в своем блоге Антон ван Хертбрюгген, наблюдая за стремительно нарастающей популярностью книги, над которой он неспешно и медитативно работал несколько лет, оттачивая свой неповторимый «антверпенский» стиль. Безумие ли это – или все же закономерность, – можем сегодня проверить и мы, благодаря издательству «Самокат», выпустившему книгу. Книгу о Нино и его верной собачке, которой у него, на самом деле, не было, но которая, без сомнения, все же была.

http://vpereplete.org/2016/11/nino-dog/