Журнальный зал


Новости библиотеки

На русском языке появилась новая книга Мони Нильсон. Лауреат премии Астрид Линдгрен, она известна прежде всего своей серией о мальчике Цацики и его необычной семье. Однако повесть для подростков «Любовь будет всегда» выделяется на фоне остального творчества шведской писательницы. Лирический, психологически точный текст посвящён утрате, смирению с неизбежным и, как ни парадоксально, бессмертию.

В детской литературе существует негласное правило: говорить о смерти можно и нужно, но осторожно. Лучше – завуалировано. По крайней мере, в американских и европейских, в том числе русских, книгах смерть чаще подаётся либо через образы зверей и насекомых, либо как уже свершившийся факт. Так, в «Моей счастливой жизни» Русе Лагеркранц у главной героини умерла мама, но случилось это давно, далеко за пределами повествования. В одном из наиболее известных современных произведений на подобную тему – «Самые добрые в мире» Ульфа Нильсона и Эвы Эриксон – гибнут животные. О последствиях утраты рассказывает и повесть Юрия Никитского «Вовка, который оседлал бомбу». Все перечисленные книги очень важны – каждая по-своему. В то же время описывать смерть близкого человека как процесс, который переживается здесь и сейчас, – задача настолько сложная и смелая, что воспринимается почти как табу. Если, конечно, не вспомнить, что это, например, делал ещё Лев Толстой в повести «Детство», которая пусть изначально и относилась к литературе взрослой, но давно является частью школьной программы. Теперь к русскому классику присоединилась и Мони Нильсон.

Название «Любовь будет всегда» на первый взгляд может показаться слишком пафосным. Однако в процессе чтения становится ясно, что в самом повествовании пафоса нет. Рефлексия, необходимая жанру, изображена с лаконичной непосредственностью, а чувства героини демонстрируются через действия, без лишней сентиментальности:

«Я загадала, что, если по дороге встретим девять красных машин, мама выздоровеет. И хотя девять – моё счастливое число, ничего не вышло».

В первой главе лучшие подруги Леа и Ноа ругаются – Ноа сказала, что мама Леи скоро умрёт. Мама Леи болеет раком, но прошла химиотерапию, и надежда на выздоровление ещё есть. Правда, не такая уж большая. Леа подспудно это понимает, однако думать о смерти мамы настолько жутко, что реакцией девочки на любые намёки становится агрессия:

«Бедная, – говорит Ноа, глядя на меня своими зелеными глазами. Таких добрых зеленых глаз нет больше ни у кого – только у моей лучшей подруги. Обожаю ее! А она меня. Даже когда я в плохом настроении. А я ее люблю, даже когда она скучная и не хочет ничего делать. Мы похожи, как однояйцовые близнецы. Обо всяких важных вещах мы думаем одинаково. Ноа знает обо мне все. А я – все о Ноа.
– Почему? – удивилась я.
– Почему это я бедная?
– Ты разве не знаешь? – спрашивает Ноа.
– Нет. Не понимаю, о чем ты. – Твоя мама скоро умрет. – Глаза у Ноа погасли, и от боли перекосилось лицо.
– Не умрет, – сказала я.
– Я вчера сама видела. В телешоу про рак. Хотя мама просила тебе не говорить. Я внимательно посмотрела на Ноа, чтобы понять, шутит она или нет. Если это и шутка, то очень глупая. Но Ноа совсем не смеялась.
– Она сама так сказала – вчера по телику.
– Ничего она не говорила, – ответила я.
– Говорила, – сказала Ноа. Глаза у нее были на мокром месте.
– Это твоя мама умрет, – сказала я и со всей силы толкнула ее. Так сильно, что она упала в лужу. Потом я пнула ее ногой.
– Ненавижу тебя! – крикнула я. И пнула еще.»

Один из важнейших мотивов повести – двусмысленность жалости. Вроде бы люди пытаются поддержать, но быть тем, кого жалеют, не всегда приятно, особенно если тебе ничем не могут помочь. К счастью, у Леи в школе есть понимающая учительница Анна. Она сочувствует исключительно делом: не ругает Лею за скандалы, разрешает учиться из дома, когда девочка начинает бояться, что мама умрёт, пока сама она находится в школе.

У Леи с мамой отличные отношения, они с удовольствием проводят время вместе, даже когда мама уже дышит с кислородным баллончиком. Леа по-своему, вслед за мамой, проходит почти все классические стадии принятия неизбежного – от «гнева» и «торга» до «смирения». Безусловно, в такой ситуации ей нужна психологическая помощь. Человеком, у которого получается помочь Лее словом, оказывается её старший брат Лукас. Обычно строгий и недружелюбный, он смещает фокус с внутренних переживаний на внешнюю жизнь и тем самым решает важнейшую задачу. Проще говоря, брат объясняет, что маме будет лучше, если Леа постарается держать себя в руках – не драться, не прогуливать школу, общаться со сверстниками.

Конечно, перед нами бесконечно грустная история. Леа беспокоится за маму и поначалу вовсе не хочет никого видеть, но когда по совету родителей идёт в гости на вечеринку, то чувствует себя легче. Она заводит новых друзей, ненадолго отвлекается. Поводы для радости находятся и во время прогулок с мамой. На фоне тяжёлой ситуации эти сцены выглядят особенно яркими. Для всей книги характерна атмосфера светлой жизнеутверждающей печали, которая отражается и на стиле повествования. В нарочито упрощённом языке, фиксирующем события, факты и впечатления отстранённым детским взглядом, встречается ирония, иногда мрачная, а иногда наполненная любовью.

«– Ну как? – спросил папа.
– Круто! – ответила я. – Лучшая дискотека из всех, на которых я побывала.

– Много танцевала?
– Не-а. Весь вечер сидела за занавеской.
Вряд ли кто-нибудь понял, что здесь такого весёлого. И папа, конечно, тоже не догадался».

 «Любовь будет всегда» – это трагичная история, где у главной героини умирает самый близкий человек. Но книга не пытается продемонстрировать, как бывает тяжело и страшно в подобных случаях. История Леи не пугает, а показывает, что в жизни всегда есть место минутам счастья. Мони Нильсон рассказывает о смерти, чтобы подчеркнуть ценность жизни, она приглашает читателя к честному философскому разговору. Эта повесть не просто напоминает о неизбежном, осознавать и принимать которое как раз чаще всего приходится в подростковом возрасте, но и говорит о важности любви. И заголовок, который поначалу может показаться излишне пафосным, в конце представляется ключом к тексту: мама Леи будет жить, пока жива сама Леа. Пока девочка ее помнит и любит, мама в определённом смысле бессмертна.

«Зачем моему ребёнку читать такие мрачные произведения? У нас в семье никто не болеет, у всех всё хорошо. Зачем это надо?» – такие вопросы можно иногда услышать от взрослых. Даже если забыть, что литература – это область художественного творчества, которое не нуждается в утилитарном обосновании, не стоит всё-таки игнорировать мнение большинства психологов о важности формирования целостного представления о мире. А самое главное – такие драмы могут научить любить в самом широком, гуманистическом смысле этого слова. А без этого умения, как известно, очень трудно жить.

https://bibliogid.ru/knigi/podrobno-o-knige/14040-moni-nil-son-lyubov-budet-vsegda