Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Новая книга актера, режиссера, сценариста и писателя Вениамина Смехова «Жизнь в гостях» появится в магазинах в середине июня. «Это желание пройтись по всем десятилетиям с 1940 года так, как сегодня это мне помнится и с помощью старых записных книжек и дневников, которые я вел с юности», — рассказал обозревателю «РГ» Вениамин Борисович об этом издании.

10 августа этого года Вениамин Смехов отмечает 80-летний юбилей. И книга «Жизнь в гостях» — своеобразный отчет или рассказ о 80 годах его жизни. События в книге начинаются в 1940 году, потом в ней можно будет прочесть воспоминания о войне: глазами ребенка и по рассказам родителей. Отец Вениамина Смехова прошел всю войну и вернулся живым в чине гвардии капитана. Далее в книге — рассказ о Щукинском училище времен «оттепели», затем ценные главы о Таганке.

С 1990-х годов начинается, собственно, жизнь в гостях, которую описывает автор: работа в разных странах — оперные постановки в Германии, Чехии и Голландии, драматические — в США и в Израиле. Поездки по миру — Европа, Америка, Австралия. И попытка рассказать про сегодняшний день и осмыслить его. Всего в книге 8 глав, каждая их них охватывает десятилетие — 1940-е, 1950-е и так далее. Для «РГ» автор выбрал самый последний рассказ в последней главе книги «2010-е». Отрывок из него — публикуем.

«Я дописываю книгу «Жизнь в гостях», а все три моих спектакля — «Флейта-позвоночник» в Театре на Таганке, «Пастернак» в «Гоголь-центре» и «Иранская конференция» в Театре Наций отменились в марте, в апреле, отменились в мае и переносятся на будущее. Происходит пандемия, и вирус отодвинул другие тревоги на всем земном шаре. Мы с женой сидим дома — то есть, в самоизоляции, то есть, в Болдино, извините за высокопарность… И я вспоминаю…

...Важное событие в моей жизни произошло по воле Виктора Рыжакова, поразительного режиссера и человека, которого не обременяют ни почет, ни успех. Он позвонил и позвал в интереснейшую работу в Театре Наций по пьесе «Иранская конференция» Ивана Вырыпаева — и назвал актеров-соучастников… Мне очень захотелось по-честному испугаться: интель-пьеса, без сюжета, девять монологов, и с кем соревноваться? С моими любимыми, прекрасными артистами, которыми я всегда восхищался в кино и в театрах? Но перспектива куражная, она не позволила отказаться: попробуем! Тем более делить роль 90-летнего дирижера Паскуаля Андерсена со Славой Любшиным! Смешно сказать, 55 лет назад Любшин играл в «Герое нашего времени» на «Таганке» роль от Автора, а когда через год ушел в кино, Любимов передал эту роль мне. Теперь круг замкнулся.

Мудрый Рыжаков хорошо знает актерскую природу. Много месяцев подряд шли репетиции у каждого исполнителя — без партнеров. А когда все как будто окрепли в своих монологах, режиссер соединил нас за круглым столом. К моей радости, Виктор Анатольевич, хоть и мхатовский профессор, но актерское образование получил в Щукинском училище. Напомню: если по заветам Станиславского актер реалистически проживает «жизнь человеческого духа роли», то у Вахтангова актер играет на сцене, сохраняя отношение к образу, в контексте фантастического реализма. Пробуя разные подходы к роли Дирижера, мы с Рыжаковым говорили «на одном языке», мне доставляло удовольствие «прикидываться» разными типами, и я сам полюбил моего чудака, мудрого старика-музыканта, который вышучивает всю предшествующую говорильню спикеров конференции, но в конце монолога резко меняет тон и грустно, даже зло, делает вывод — от себя. То есть, от меня.

Мой рискованный, по сути, трюк поддержали реакции и режиссера, и великолепных актеров-партнеров: Евгения Миронова, Чулпан Хаматовой, Ингеборги Дапкунайте, Авангарда Леонтьева, Алексея Верткова и Ксении Раппопорт… Когда гениальная Ксения на первых прогонах стала в образе героини отчаянно заикаться — и натурально, и артистично — я сказал ей, что восхищен эффектом слияния смешного и трагического в ее образе, а она ответила, что это я своим чудаком Дирижером спровоцировал ее на эксцентрику!

Нынешняя пандемия сделала пророческими слова вырыпаевской пьесы о том, что мир давно находится в одной лодке. Правдиво и то, что почти все выступающие на воображаемой конференции не могут оторвать тревоги за мировую цивилизацию от своих личных проблем — и очень по-человечески сворачивают разговор на себя. Спектакль — отважный эксперимент: полтора часа к микрофону подходят умнейшие датские «принцы» от науки, литературы, журналисты и говорят, говорят… А публика напряженно слушает, лишь два-три человека иногда покидают зал, вымирая от персональной скуки.

Для Виктора и руководителя театра Евгения Миронова состав актеров отбирался очень взвешенно: «Это спектакль-акция о том, о чем мы, может быть, молчали или не хотели говорить. Мы хотим задать тон и положить начало этому разговору, потому что сейчас — самое время». Слова Жени Миронова точно попадают в нашу компанию лиц. За год жизни «Иранской конференции» мы сделались близкими людьми, завели свой чат и по WhatsApp общаемся по рабочей тематике, а какой ливень поздравлений грянул в день моего рождения, как и каждому — в свой день! Соседи по гримерке — Гарик Леонтьев и Илья Исаев. Гарик — мой старинный приятель и классный актер, с ним ведем задушевные мемуары: об Олеге — Лёлике Табакове, о «Современнике» 1970-х годов, о Володине, о Волчек, Евстигнееве… Илья Исаев — играет ту же роль, что и Гарик, а он был блестящим Калабушкиным в моей постановке пьесы «Самоубийца» у А. Бородина в РАМТе.

Из моего дневника 2020 года

11 января

Зимы ждала, ждала природа»… вот вам: Москва в снегу! А играем «Иранскую конференцию» в здании Малого театра. Всем — на второй этаж, мне (и Любшину) — пышно-портьерная гримерная Ермоловой! Витя Рыжаков со мной — о первой встрече с его внезапной новостью, с его теперь «Современником». О Щукинском, о Евгении Рубеновиче Симонове + ГИТИСе и Каме Гинкасе — всерьез. С Женей Мироновым — о нашем с Глашей громадном впечатлении: «Дядя Ваня» в Театре Наций, 26 декабря: проняло! Чувственно-сострадательное существо Войницкий, не самоубийца — под самообороной острой иронии. А Ингеборга сегодня раскувыркала публику! Ксюшу Раппопорт призвал к портрету М.Н. Ермоловой и сфотографировал: древневеликая — на фоне младовеликой! Актеры: «Стой! Стой! И я хочу!» И все защелкали Ксюшу Ермолову!».

Играя на сцене легендарного Малого театра, доверху переполненного современными зрителями, я сделал скромное открытие. Я так горячусь в монологе, веселя себя и всех вокруг иронией над наивностью упований говоривших молодых «датчан», потому что музыка для моего 90-летнего гения-дирижера — это единственная правда и правота в этом запутанном мире людей, потому что она — спасительная сказка. А фамилию хитрый автор мне присвоил «Андерсен»… Для прощания с любезными читателями сгодятся заключительные слова моего героя: «…наша жизнь не станет реальнее, а все также будет являться тем, чем она является для подавляющего большинства… трагикомической ошибкой о важности своей свободы и паническим страхом перед взрывом бомбы в метро».

Храни нас, Боже, коли сами не можем…

Источник