Кто он-лайн

Сейчас 23 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 177 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

Литературный музей приглашает к разговору о бедной Лизе и знаках препинания

Мы живем в эпоху радикального обнажения чувств, когда твое переживание может стать достоянием тысяч. Мы делимся в Сети историями о несчастной любви в красках и картинках, в точках, тире и скобках, нашим собеседникам по другую сторону экрана понятно, что мы чувствуем и хотим этой точкой с запятой сказать. Организаторы выставки выставки "Русский сентиментализм: знаки препинания" в филиале Гослитмузея в Доме Остроухова решили напомнить о том, с чего все начиналось - и взяли в помощницы "Бедную Лизу" Карамзина.

Повесть 1792 года - чуть ли не первая в русской литературе попытка выразить естественные чувства - восторг, удивление, смятение чувств - на бумаге. С помощью редких в словесности конца XVIII века тире, восклицательных знаков и многоточий. Каждому из вошедших тогда в обиход знаков препинания посвящен отдельный зал.

Выражать эмоции (по крайней мере, очень личные, интимные) в литературе тогда было не принято. Классицизм диктовал строгость, точки и запятые делили фразы на смыслы, не более того. И вдруг - "Ах нет, матушка! У него такое доброе лицо, такой голос!.." Сколько чувств разом прорвалось на бумагу через восклицательные знаки! Чувств к обыкновенному человеку - не к императору и всему русскому флоту.

Лиза увидела Эраста! И продала ему ландыши! Наверное, похожие на те, что в первом зале под стеклом на стенке - гербарии тех лет, девичьи закладки из книжек.

Из первого зала кураторы сделали "комнату Лизы", посвященную восклицательному знаку - и в нем все наполнено предметами восторга юных дев: веерами и бисерными кошелечками, "мушечницами", шкатулочками с портретами (из Музея-усадьбы Останкино), изящной мебелью и украшениями интерьеров из дома-музея Толстого и Музея Пушкина. И, конечно книгами - от томиков Карамзина до месяцесловов с советами для юных красавиц.

"Бедная Лиза" Карамзина - чуть ли не первая вещь в русской литературе с попыткой выразить естественные чувства
Следом - зал знака вопроса. Откуда взялась Лиза, из чего она соткалась? Из книг Гете и Стерна, из карамзинских "Писем русского путешественника". Европа была для ехавшего туда писателя белым листом - так и нам, входящим в небольшой белый зал, кажется, что экспонатов тут нет. А они есть: для этого надо открывать дверцы лайтбоксов и отдергивать занавески: вот дорожная шкатулка, бюро, которое клали на колени путешествующие, чтобы иметь возможность писать, карта Европы за белым флером, новые слова, введенные сентименталистами в язык. "Неловкость", "трогательность", "влюбленность" написано на дверцах маленьких ящичков - от сентименталистов в нашем языке пошли существительные с суффиксом "ость", произошедшие от прилагательных, выражающих свойства внутреннего мира человека. А что за дверцей? -задаем мы вопрос. А там цитата из "Бедной Лизы".

"Эраст чувствовал волнение в крови своей - никогда Лиза не казалась ему столь прелестною - никогда ласки ее не трогали его так сильно - никогда ее поцелуи не были столь пламенны". Сплошные тире, новый знак для русского синтаксиса, усиливающий восторги, помогающий читателю перевести дух, а герою решительно шагнуть к героине.

А дальше - многоточия: пруд под Симоновым монастырем, а от Лизы остались только круги по "воде", точнее, по отливающей серебром пленке, покрывающей пол в зале.

Источник