Кто он-лайн

Сейчас 55 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 155 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

В годы блокады в Ленинграде продолжали издавать книги. Единственный не закрывшийся магазин "Книжная лавка писателей" показывал рекордные продажи, например, практически полностью был распродан сборник Владимира Маяковского, изданный тиражом 100 тысяч экземпляров перед самым началом войны. И это при том что к концу блокады в городе оставалось не более 700 тысяч человек. Исследователи говорят: в те страшные дни ленинградцы искали спасение в книгах.

Исторический опыт

К началу 1941 года в Ленинграде работало около двух дюжин книжных магазинов. Когда сомкнулось кольцо блокады, осталась только "Книжная лавка писателей". Сейчас этот магазин расположен на Невском проспекте, но на главную улицу города он переехал лишь в 1944-м.

- В блокаду магазин работал в доме N 46 по Литейному проспекту. Помещение было меньше нынешнего, число сотрудников не превышало 15 человек, - рассказывает заместитель директора магазина Александр Чекулаев.

Вся книготорговля была государственной, но, как и в нынешних реалиях, магазинам выставляли план продаж. Например, с июня 1941 года по январь 1942-го "Книжная лавка" должна была реализовать изданий на 500 тысяч рублей. Ленинградцы купили на 1 миллион 65 тысяч.

В январе - марте 1942 года только бойцы Красной армии приобрели книг на 700 тысяч рублей.

- Сотрудники лавки на санях возили книги к линии фронта, которая проходила по южным границам Ленинграда, - говорит Чекулаев. - Солдаты и командный состав литературу приобретали охотно.

В магазине был большой запас книг, которые поступили в город до войны. Кроме того, порядка двух тысяч наименований книг и брошюр были выпущены в осажденном городе. Целыми сериями выходила историческая литература. Так, бестселлером стала книга историка Владимира Мавродина "Ледовое побоище", выпущенная в 1941 году тиражом 74 тысячи экземпляров. Год спустя Мавродин, который возглавлял тогда исторический факультет Ленинградского государственного университета, представил читателям монографию о Дмитрии Донском. И хотя исследователь специализировался на истории древнего государства, он отошел от привычного ему направления и выпустил книгу об Алексее Брусилове, военачальнике Первой мировой войны, который совершил маневр, вошедший в историю как "Брусиловский прорыв", ставший одним из ключевых событий для русской армии.

Отдельным направлением стали издания практической направленности. Ленинградцы активно покупали брошюру "Использование в пищу ботвы огородных растений и заготовка ее впрок", выпущенную "Лениздатом" в 1942 году.

Как вырастить урожай

В осажденном городе продолжали работать библиотеки. Ленинградцы брали книги на дом, кроме того, библиотекари открывали передвижные отделы в госпиталях и в заводских цехах. Многие горожане посещали читальные залы. Так, Государственная публичная библиотека имени Салтыкова-Щедрина (ныне Российская национальная библиотека - РНБ) выдала за годы блокады более полумиллиона изданий.

Вначале ленинградцы брали книги о способах выживания первобытных людей. Но оказалось, что советы, как поддерживать огонь в пещере, в городе ХХ века не работают.

По оценкам Михаила Матвеева, ведущего научного сотрудника отдела истории библиотечного дела РНБ, многие читатели приходили специально ради брошюр с советами.

Изначально, когда город оказался в осаде, ленинградцы брали книги об истории огородничества, о способах выживания первобытных людей, но оказалось, что советы, например, как поддерживать огонь в пещере, в середине ХХ века в городе, оказавшемся в условиях блокады, просто не работают.

Большой популярностью пользовались брошюры об огородничестве, которые выпускались в Ленинграде начиная с первой блокадной зимы. Среди их составителей были сотрудники Всесоюзного института растениеводства. В этом учреждении хранились тонны семян - настоящий банк растений. Сотрудники института смогли его сохранить, хотя многие и не пережили блокады. Тем не менее, пока у ученых оставались силы, они писали брошюры, в которых рассказывали, как быстрее всего получить урожай картофеля, как добиться высокой всхожести на изрытой бомбежками ленинградской земле.

И в "Книжной лавке писателей", и в городских библиотеках стабильным спросом у читателей пользовалось художественная литература: отечественная и мировая классика, любовные романы, детективы, сказки. Ленинградцы хотели хотя бы на время оказаться там, где нет войны.

В шубах и валенках

Частыми гостями в библиотеке были военные. Их интересовала техническая литература по строительству оборонительных сооружений, прокладыванию сетей связи и тактике ведения боев.Врачи приходили в библиотеку за медицинскими справочниками, их интересовали симптомы заболеваний, альтернативные методы лечения, а также профилактика заразных инфекций.Нередко на пороге библиотеки показывались и журналисты. В условиях нехватки информационных ресурсов сотрудники городских газет искали исторические сборники и подшивки периодических изданий.

Работала библиотека в условиях экстремальных. Осенью 1941 года в здании на Садовой улице отключили отопление, в январе 1942-го - воду. Зимой в помещении была минусовая температура, поэтому просторные читальные залы закрыли, посетители занимались в кабинетах администрации, меньших по площади. Их получалось хоть как-то отапливать.

Каждое утро библиотекари - а это в основном женщины хрупкого сложения - начинали с заготовки дров. Поскольку библиотека была открыта до позднего вечера, читателей, которые приходили после 18.00, просили приносить с собой фонари. Сохранились снимки, на которых люди сидят в читальных залах в шубах, шапках и валенках. Но даже самая теплая одежда не была гарантией выживания. Зимой 1941-1942 годов от голода, холода, болезней и бомбежек погибли 138 сотрудников библиотеки.

Кстати

Особую роль в те годы играла детская литература. В блокадном Ленинграде в 1943 году издали "Сказку о рыбаке и рыбке" тиражом 90 тысяч экземпляров. В опубликованных блокадных дневниках часто встречаются упоминания о том, что ленинградские школьники с упоением читали "Пятнадцатилетнего капитана" Жюля Верна, "Отверженных" Гюго, "Приключения Тома Сойера" Марка Твена и "Всадника без головы" Майн Рида. "Работали в течение светового дня (ни отопления, ни освещения не было), в десять утра... открывали висячий замок, и мы заходили в библиотеку. Хотя... был март, стояли еще морозы, чернила замерзли, и записи в формулярах делались карандашом, но приходили дети и подростки, брали читать книги. Девочка лет четырнадцати спрашивала ‘‘что-нибудь про любовь’’", - пишет в своих воспоминаниях сотрудница детской библиотеки Дома пионеров Свердловского района Ленинграда Л. Афанасьева о трудовых буднях марта 1942 года. В дневниковых записях библиотекарь указывает, что часто книги не возвращали, но ходить их и разыскивать у сотрудников не было сил. К тому же все понимали причину невозвратов: читатели умирали.

Источник