Кто он-лайн

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Кто он-лайн

We have 87 guests and no members online

Погода

Наша кнопка

Централизованная библиотечная система г. Орска

Система ГАРАНТ

Журнальный зал


Новости библиотеки

«Однастория» оказалась первым графическим романом, вошедшим в шорт-лист главной итальянской литературной премии «Стрега», спровоцировав горячие споры о границах литературы.
     
«Однастория» для знаменитого итальянца Джипи (Джан-Альфонсо Панчинотти) стала книгой переломной, непривычно откровенной и личной. Невероятно титулованный автор графических романов завоевал многочисленные премии, включая призы на фестивалях комиксов в Ангулеме, Лукке и Эрлангене. Но к пятидесяти (автор 1963 года рождения), его настиг жесточайший творческий кризис, заставивший обратиться к психотерапевтам и медикаментам, которые позволяли бы чувствовать себя нормально и порой даже счастливо. Пять лет Джипи не творил. «Однастория» стала первой после долгого перерыва книгой. В ней он решился «проговорить» мучившие его вопросы.

Нетрудно усмотреть параллели между автором и главным героем «Однастории», 50-летним писателем по фамилии Ланди, оказавшимся в психиатрической клинике. Его мир рассыпался на тысячи осколков, его творческую энергию парализуют страх перед редактором (а ну как ему не понравится рукопись?) и возможным неуспехом, а также боль от предательства и непонимания дочери. В полубреду он постоянно возвращается к истории своего прадеда, воевавшего в окопах Первой мировой войны. Там прадеду Ланди пришлось совершить ужасную вещь, но это не разрушило его.

Вернувшись с войны к любимой и сыну, он не впал в депрессию, а использовал всё отпущенное ему время, чтобы наслаждаться семьёй, природой и отцовством. Это, пожалуй, и становится главной темой графического романа: оказывается, бороться с абсолютным, беспримесным злом и совершать реально ужасные вещи (то, что выпало на долю наших предков) не так разрушительно для психики и губительно для человека, как то, с чем приходится сражаться сегодняшнему человеку, живущему в мире ложной безопасности и тонущему в море неопределённостей и сомнений.
     
Две истории, в финале сливающиеся в одну, объединены манерой изложения: это «поставленное на паузу» время, пристальное вглядывание в момент. При этом каждая из сюжетных линий рассказана в своей собственной графической манере. Есть мир писателя Сильвано Ланди, который показан либо в чёрно-белой графике, либо в терракотово-кровавых акварельных рисунках. Есть мир Первой мировой войны – холодный, цвета грозовой тучи. Переход от одного стиля к другому, от акварельных рисунков к простым чёрно-белым штрихам позволяет читателю переключаться между сюжетными линиями без каких-либо усилий.
     
«Однастория» пытается не только рассказать, но и показать непреодолимую пропасть непонимания, разделяющую разные поколения. Вот почему это – выдающийся комикс, первый графический роман, прорвавшийся в шорт-лист важнейшей итальянской литературной премии «Стрега». Взявшись за него, Джипи заранее отрёкся от попытки создать «успешную» вещь и отказался от многих приёмов, принёсших ему успех (например, от юмора). Парадоксальным образом успех снова его настиг.

Источник